Tria Prima

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tria Prima » Пригород » Детская деревня


Детская деревня

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://forumuploads.ru/uploads/0014/ea/21/58/10395.jpg
Детский социальный приют под патронажем фонда Йоханесса Куна. Сюда попадают дети от года и до десяти лет, оставшиеся без попечительства родителей. Большие комнаты для игр, отдельные спальни для каждого из маленьких обитателей, строгое наблюдение воспитателей и социальных работников. Общее количество подопечных - 23 человека, персонала - 22 человека, из них пед. и соц. работников - 18 человек. В наличии кухарка, садовник, тренер, а так же вспомогательный персонал. Благоустроенная территория, уличные игровые площадки, сад и даже маленький бассейн.

0

2

Командный пункт, как и вся резиденция, находились в отдаленном районе, поэтому дорога туда заняла около часа. Аколиты сидели на заднем сидении молча, глядя перед собой. Практика с Генрихом заинтересовала их до крайности, обрадовала - не слишком часто выпадала такая возможность. Один был худощавым брюнетом, гибким физически и умственно, по имени Иэн. Второй, коренастый шатен с зелеными глазами и широкими плечами, был родом из Калифорнии, и имя у него соответствовало - Джейсон. По аттестациям они были одни из лучших, что, впрочем, не давало представления о них. Тишина в авто была нарушена, Иэн негромко спросил:
- Коммандер Юнг, каков будет сценарий? - стандартный вопрос, завуалированная просьба об информации. От сценария зависело, какую роль они будут играть, как себя вести и что делать.
Зеленая территория с высоким забором и воротами, которые открылись как только автомобиль приблизился к ним.
Внутри уже ожидала целая делегация - охранник, директор деревни - полная женщина с белокурыми волосами, которая прижимала к лицу платок, то и дело утирая слезы из глаз, мужчина, судя по одежде - садовник. Откуда-то доносились детские голоса, кто-то хором пел песню про самолет, который всех везёт.
- Добрый день, герр - она замялась - простите, не знаю вашего имени. Меня зовут Хелен Фигбиттен, я директор этого заведения. Нам сказали, что должны приехать специалисты, мы вас очень ждали! - она говорила излишне нервозно, быстро, но старалась держать себя в руках.

0

3

Коммандер управлял машиной спокойно, на автомате, в мыслях он прокручивал возможные варианты развития событий. Нужно больше зацепок по делу. Ненадолго он прервался от размышлений отвечая на вопрос аколита:
- Акт первый "встреча". Мы должны осмотреть здание, пока без прибора, он останется в машине. Познакомиться с персоналом и детьми способными к диалогу. Вопросы общие, что видел/что слышал и подобные, меня не перебивать. Если появятся вопросы более конкретные передайте их мне без посторонних ушей, у нас будет время обсудить детали тет-а-тет. По окончании осмотра места происшествия взятие показаний с каждого свидетеля. - Он взял паузу для лучшего осмысления - Скорее всего мы разделится чтобы охватить территорию быстрее, вы пойдете вдвоем, лучше записывайте свои мысли даже если на первый взгляд они кажутся не существенными.
И он вновь замолчал погруженный в себя.
Машина остановилась у ворот, Генрих вышел из машины последним, закрыл ее и поставил на сигнализацию, на всякий случай. Он приблизился к группе людей, аколиты шли следом. Интересная компания для приема. Он быстро окинул взглядом двух мужчин и ответил на вежливое приветствие, голос был спокоен и мягок, но сохранял деловой тон:
- Очень приятно, фрау Фигбиттен. Мое имя Клаус Шелл - этот псевдоним он использовал при работе с полицией - А это мои протеже. Ещё раз, введите нас кратко в курс дела и начнем экскурсию.

+1

4

Аколиты выслушали ровно, кивнули. Брюнет сделал в блокноте несколько коротких и быстрых пометок - вопросы? Может быть. Вежливо поздоровавшись, парни пока не отсвечивали, готовые подхватить любой приказ.
Извинившись и утерев слезы, директор зачастила:
- Около двух часов ночи мне позвонили - было совсем темно,сказали, что к одному из охранников подошла девочка, Марта. Это странно, обычно в это время все давным-давно спят, да и воспитатели рядом - охранник, в сторону которого махнули рукой, молча кивнул, подтверждая - Клаус, лучше давай ты, расскажи херр Шеллу, как это было - она отошла на несколько шагов, деликатно начала промакивать нос.
Охранник, мужчина около 35 лет, крепкий и сильный даже по виду, степенно продолжил:
- В два часа ночи я пошел на обход здания, после этого я должен был идти на территорию, но не успел. У детских спален ко мне пришла эта малышка - сущий ангелочек - и я удивился. Спросил у неё, не приснился ли ей кошмар? Она сказала, что нет, но её напугал темный человек. Знаете, дети часто так говорят. Я повел её в спальню, по пути разбудил воспитателя, Карин, и мы вместе пошли в спальни. Спальни общие для таких малышей, так проще за ними приглядеть. Дети постраше спят в своих комнатах, отдельных. Дверь на половину мальчиков была открыта, а рядом, на полу, лежал этот паренек. На спине, глаза широко открыты, словно он чертовски испугался того, что увидел. Что бы это не было - он замолк, стало очевидно, что даже ему трудно сдержать эмоции - Лужа крови была огромная, даже не верится. Я увел оттуда Марту с Карин, вызвал полицию немедленно. Марта в ступоре, её пытались разговорить, но она только однажды повторила свою фразу про человека, но на этом всё. Но сэр, мы проверили все камеры - никто не мог проникнуть сюда! Окна и двери заперты на ночь, сигнализация на заборе и воротах. Часть сотрудников всегда уходит на ночь, остаюсь только я и ночные воспитатели! В обход в час ночи всё было спокойно, все спали!

0

5

Юнг внимательно слушал охранника. Есть свидетель, пусть даже столь юный, это хорошо. Она в шоковом состоянии и это очень плохо, но не удивительно. И где она увидела его? Он пробрался через спальню девочки? Или перепутал комнаты?
Версия охранника заинтересовала инквизитора, у него уже появилось множество вопросов к нему. И все же стоит приберечь их для разговора наедине. А вот директор кажется знает о произошедшем только по словам действующих лиц. И никто из них не в курсе что происходит. Но может удастся найти ещё что-то, что упустила полиция.
Он сделал глубокий вдох, предвидя объем работы.
- Ясно. - короткий кивок охраннику и он вновь обратился к деректору - Я могу попросить вашего садовника сопроводить моих подопечных пока они будут осматривать прилегающую территорию? Возможно они смогут заметить следы проникновения в дом. - Генри чуть повернул голову в сторону аколитов - Когда закончите приходите на место происшествия, встретимся там. А вы герр Клаус проведите меня по вашему маршруту в доме. Позже я бы хотел поговорить со всеми участниками описанных событий лично. Кстати, где сейчас воспитатель Карин? Она с детьми? Или ей выдали несколько выходных? Так же прошу вас, фрау Фигбиттен, подготовить копии записей с видиокамер, их необходимо приложить к делу.
Он ещё раз повернулся к ученикам и отдал команду приступать. Перевел взгляд на охранника, и не дожидаясь его готовности проследовал к входу в здание.

0

6

- Разумеется! Редж, сопроводи их и ответь на все вопросы, которые будут - мрачноватый пожилой мужчина в рабочей форме кивнул и махнул рукой - мол, идёмте, неторопливо направился вдоль стены здания за угол. Аколиты кивнули и направились вслед за садовником, на ходу перекидываясь парой слов - видимо, распределяли между собой.
Клаус тоже кивнул, а директор добавила:
- Мы бы с радостью, но записи изъяли ваши коллеги. Карин уже допросили, и мы дали ей несколько дней, ей придется пообщаться с психологом прежде чем она сможет продолжить работу. Если вообще сможет... Я буду у себя в кабинете, мне нужно собраться и поговорить с остальными педагогами и работниками, разъяснить им ситуацию - она, хлюпая носом, отправилась куда-то вглубь этажа.
Охранник открыл перед Юнгом дверь и повел его в угловое помещение. Небольшая комната с шестью мониторами, несколькими системными блоками и прочей аппаратурой. Два стола, кресло перед ними, несколько шкафов с папками и пробковая доска на стене, где были приколоты какие-то внутренние приказы и инструктажи.
- Позвольте посмотреть ваше удостоверение - он быстро проверил номер, фото и прочие формальности, после чего переписал номер и продолжил - Итак, мы сидим тут. График обходов вот - он показал лист с таблицей, где были четко прописаны обходы и прочее - Нас дежурит двое. Я пошел в обход, мой напарник, Ник, остался здесь, следя за камерами. Я шел здесь - и он снова вышел, двигаясь по маршруту. Тот был составлен толково, не упуская ни одного помещения, кроме нескольких, закрытых на ночь - мед.пункт, кухня и классы. Наконец дорога привела их к спальням детей на втором этаже.
Большое, светлое помещение с персонажами из мультиков и сказок на стенах, ярусными кроватками с красивым и новым постельным бельём. Впрочем, все в этом доме было абсолютно новым, чистым и красивым. Ему показали место у двери, где было лентой выделено место обнаружения пострадавшего. На стене и полу были смазанные следы крови, совсем неподалеку от двери, которая вела в спальню мальчиков.

0

7

Мысленно поставив заметку о том что нужно подать запрос на записи в полицию Генрих прошел в кабинет охраны. Ничего необычного, рабочая каморка, он задержал взгляд на мониторах транслирующих вид коридоров и помещений. Слепых пятен у камер было не много, и все не самые удобные, с точки зрения возможного злоумышленника, тем не менее Юнг оставил себе несколько заметок о них.
После соблюдение всех формальностей они двинулись дальше. Инквизитор следовал за охранником. В доме было спокойно, ничего не вызывало подозрений. Приют выглядел словно нывый только что отстроенный, и никаких нареканий так же не вызывал. Двое размеренным шагом двигались по проложенному пути, попутно Генри задавал охраннику стандартные технические вопросы.
И вот центр события. Инквизитор достал телефон и сделал несколько снимков, места нахождения тела, отдельно следы крови и общие планы спален. Далее начал обследовать комнаты более пристально. Не оборачиваясь к Клаусу он начал спрашивать:
- На какой кровати спит Марта и на какой Тиль? Когда вы нашли мальчика, он не кричал? Просто лежал истекая кровью? Он уже ходит? Говорит? - Посмотрел на охранника - до сих пор кто-нибудь из детей ещё упоминал "темного человека"? Вы не спросили что именно разбудило Марту? Шум, холод или что-то ещё?

0

8

Комната не показалась ему странной. Окна имели прочные задвижки, которые было нельзя открыть снаружи, оснащены сетками и не открывались полностью, лишь для проветривания. Вокруг места происшествия не было ни малейшего следа. Все выглядело так, словно некто толкнул мальчишку так, что тот упал - причем сила эта явно не могла принадлежать детям, тут бы справился лишь крупный мужчина, а потом ушел, не оставив следом. Охранник покорно сыпал ответами, обстоятельно и неторопливо. Не так, словно пытался что-то утаить, скорее наоборот, чтобы не упустить ни слова:
- Нет, он даже стонать не мог, только сипел и хрипел. Дышать ему было тяжко, потом, уже почти до скорой донесли, умер, но парамедики смогли завести сердце. Да, ходить он рано начал, да и говорить. Очень развитый, очень. И с Мартой они дружили. Та хоть и старше, да они оба такие умненькие были - страсть, вот и помогала она ему, - он показал кровати детей - Вообще странно это дело, честно говоря. Мы уж и сами не поняли ничегошеньки, но я сегодня сходил и свечку поставил за пацана. Очень уж мне его жалко. Священник тут такой- он замялся и словно пропустил пару слов - Ну это не главное, главное, что Бог услышит слова, так ведь? - он задумался и замолчал, потом, встрепенувшись, продолжил - Да дети же, много про кого рассказывают. Дурной сон приснится, потом расскажут друзьям, глядишь через неделю уже всей группе снится один и тот же сон. тут у нас была неделя снежного человека - старшие вычитали в книге, малышню перепугали. А до этого была целая декада вампиров - он коротко, грустно рассмеялся - Дети, что с них взять. А что её разбудило, я уже говорил - она сказала, темный человек, а потом и вовсе замолчала. Там сейчас психологи с ней, но говорят в больницу повезут.

0

9

Конечно отсутствие улик тоже улика, но в данном случае мужчина предпочел бы более конкретные зацепки. Придется отправить аколитов за прибором, когда они явятся. Выслушав охранника Генри остановился в центре комнаты и ещё раз окинул ее взглядом. Его не покидало ощущение что он что-то упускает.
Он задумчиво пробормотал:
- Вампиры... - слегка нахмурился и уже громче и привычным тоном обратился к свидетелю - Боюсь, с Мартой мне тоже придется поговорить, или хотя бы попытаться. Я вижу как вы беспокоитесть за этих детей, и постараюсь избежать лишних травм. Думаю сейчас мы к ней и направился.
Юнг отвлекся на телефон, ещё раз просмотрел сделанные снимки, достаточно ли этого. И отправил в орден запрос, взять в полиции видиозаписи и просмотреть их ещё раз с особой тщательностью.
- Какая у вас церковь, протестантская или католическая? И что не так с священником? Детей водят в эту церковь?

0

10

- Конечно, я вас провожу. Они в кабинете у психолога, если ещё не уехали - он связался по рации с напарником, уточнил у него и кивнул - Да, ещё здесь, пойдёмте.
По пути он ответил на бесконечные вопрсоы этого полицейского, который удивил его своей дотошностью:
- Нет, что вы. Священник как священник. Да, детей водят туда по воскресеньям, приют находится помимо основного под вторичным патронажем церкви святого Августина. Это католическая церковь - далее разговор прервался, лестница привела их на первый этаж, в кабинет рядом с медицинским кабинетом. Кабинет психолога был покрашен в умиротворяюще-зеленый мягкий цвет, там было много различных игр, предназначенных для выявления уровня развития, игр для концентрации внимания, много зелени и два кресла на небольшом круглом ковре в углу. Там то и сидела невысокая, хрупкая блондинка, представившаяся как мисс Хелен Бергстрем, явно датчанка. Перед ней же с накинутыми на плечики пледом во втором кресле сидела девочка. Тоже блондинка, но волосы светлые настолько, что почти белые, две аккуратные косички на плечах, аккуратно и опрятно одетая. Небесно-голубые глаза её смотрели прямо перед собой, не видя, кажется вообще ничего.
Психолог знаком предложила выйти и уже в коридоре тихонько сказала:
- Она в ступоре. Если не выйдет в ближайшее время, придется класть её в больницу, делать медикаментозную седацию - она так и не смогла уснуть с той минуты, и кажется уходит все глубже в себя. Я категорически не рекомендую сейчас опрашивать её, так как это может навредить моей пациенте - она говорила тихо, но твердо, и подбородок её смотрел вперед, а в глазах сверкала сталь.

0

11

И чем же все-таки ему не нравится местный священник? Но расспрашивать дальше Юнг не стал, не ожидая ответа, будет лучше заехать в эту церковь на обратном пути. Дойдя до кабинета, он попросил охранника вернуться на пост, сейчас с ним разговор окончен, и лишние уши могли навредить.
Юная свидетельница пребывала в плачевном состоянии. Обычно инквизитору не приходилось сомневаться в своих силах, однако задача вытащить из нее необходимую информацию была явно не из лёгких, и если не справился психолог знающий ее всю жизнь, то как же это сделать чужому человеку?
Он размышлял об этом, слушая психолога не очень внимательно. Ясно что она в первую очередь беспокоится о здоровье Марты, для Генри же оно отошло на второй план.
- Боюсь, информация которую она хранит необходима для дальнейшего расследования, мисс Бергстрем. Вы, как я понимаю, будете присутствовать при нашем разговоре? - ответил он слегка устало. - скажите, что уже вы сделали для неё? Спрашивали ли о чем-то? Была ли хоть какая-то реакция? Пусть хоть лёгкое шевеление косички?
Генрих отвёл взгляд на часы, аколиты задерживаются, на положительные ответы он даже не надеялся.
- Вы ведь давно работаете здесь, определяете развитие детей, помогаете им справляться со стрессорами и раздражителями, расскажите мне пожалуйста, можно без имён, если вам так будет удобнее, что вы слышали об этом кошмарном "темном человеке"?

+1

12

Мужчина в форме кивнул и ушел на свое место, слушать происходящее ему и не хотелось. Не для него эти премудрости, да и слушать детский плачь ему не хотелось - ему было жалко ребенка.
- Разумеется, буду - невысказанное продолжение про мужланов, которые способны разрушить психику и здоровому ребенку, что уж говорить про данный случай, осталось висеть в воздухе - Повторила то же самое про черного человека и на этом всё - на попытку Юнга пошутить Хелен и вовсе прожгла воздух взглядом, способным заморозить на лету ворону - Послушайте, хер - вы кстати не представились - но шутки здесь неуместны. Сейчас только я решаю, допустить ли вас к ней и ваш настрой мне решительно не нравится - с видом прожженой мегеры она пожевала губами, словно собиралась с мыслями и продолжила, все ещё глядя на него с неприязнью - Черный человек - фантазия. Зачастую к нам попадают дети в тяжелом состоянии, а стресс-фактор заставляет их придумывать что-то, что поможет преодолеть это. Мы используем арт-терапию, чтобы заставить этого человека уйти. Чаще всего - она помолчала - Чаще всего темный человек - это взрослый, который причинил вред ребенку. Иногда его называют инопланетянином, или придумывают другое имя. Всегда когда поступает ребенок с такими особенностями на некоторое время становится неспокойно. Дети подхватывают идею или вспоминают прошлое, потом, с нашей помощью, все налаживается - в коридоре повисла паза, во время которой Юнга рассматривали, словно под микроскопом.
- Ладно, хорошо.Ладно. Я разрешу вам поговорить с девочкой, но недолго. И вы уйдёте, как только я скажу - она открыла дверь перед Генрихом. В конце коридора появился один из аколитов, Джейсон.

0

13

Уже с большим вниманием Генрих слушал блондинку. Ее реакция была предсказуема, хоть и неоправданна, создавать конфликт инквизитор не собирался, и это была не шутка.
- Простите, мисс Бергстрем, меня зовут Клаус Шелл, и заверяю вас, во время работы я полностью серьёзен.  - Он ответил ей спокойным взглядом. -  Я не менее вашего обеспокоен сложившейся ситуацией, и, разумеется, постараюсь не множить жертвы.
Получив согласие на допрос Юнг вновь увидел кабинет и девочку, она все так же сидела в кресле погруженная внутрь себя. Он зашёл в комнату, психолог зашла следом и закрыла дверь. Не дожидаясь разрешения он сел на кресло напротив свидетельницы. Она не обратила на него никакого внимания. Ещё минуту он смотрел в ее пустые глаза обдумывая подходящие слова.
- Здравствуй, Марта. Я мистер Шелл, из полиции, и мне очень нужна твоя помощь. - начал Генри мягко, почти ласково. Марта не реагировала. - Тебе сейчас очень тяжело, я понимаю, мне жаль что тебе приходится переживать подобное, и мы с мисс Бергстрем хотели бы облегчить твое состояние, но ты должна позволить нам. - никаких изменений внешне не было, но Юнг почувствовал что в ней что-то изменилось и продолжил тем же тоном - Я здесь ради этого, и ради того чтобы другие дети не попадали в подобные ситуации. - он сделал небольшую паузу ожидая отклик, но девочка только молча смотрела на него. - Для этого нам всем нужно приложить усилия. Внутри тебя что-то сломалось, и если ты откроешься и покажешь что именно, может мы сможем починить это вместе, чтобы тебе стало легче. - реакция все же произошла, она испуганно замерла - Здесь тебя никто не обидит, все самое страшное позади, но мне нужна твоя помощь, чтобы найти виновника случившегося, чтобы такое не повторилось.
- Где?...- вопрос был еле слышен.
Сдержав ноту ликования Генри ответил ей аккуратно:
- Пока неизвестно, слишком мало зацепок. Чтобы остановить происходящее нужно понять кто это и зачем он так поступает, ты поможешь мне? - Марта едва заметно кивнула, ее взгляд стал чуть менее стеклянным. - Будет сложно и больно вспоминать, но мы с мисс Бергстрем поможем тебе. - Инквизитор протянул руку предлагая поддержку, но она не отреагировала, тогда он задал первый вопрос - Ты сможешь рассказать о той ночи?
Глубокий вдох, и совсем тихим и слабым голосом, прерываясь, она начала:
- Я услышала шаги ночью - Сейчас ее глаза казались льдисто-голубыми, прозрачными. То ли игра света, то ли что-то еще. - Он... Тиль стоял на пороге, он... он испугался. Старшие дети дразнились, пугали малышей человеком из Ада. Тиль боялся. Я..
- Все в порядке, ты очень сильная - Юнг начал  подбадривать ее, чтобы история продолжалась.
- Я встала... и увидела... увидела - на глазах ее выступили слёзы
- Все хорошо, все позади, не бойся. - он очень аккуратно коснулся ее плеча, но девочка сжалась под его рукой, как крошечная мышка оцепенела. Плачущий ангел - именно такая ассоциация могла бы придти в голову любому, кто увидел малышку сейчас.
Фрай Бергстрем едва слышно проронила:
- Не трогайте. Не вредите делу, которое так важно для вас. - рука опустилась обратно.
- Он ... он стоял за спиной у Тиля. Потом резко оказался передо мной. И я испугалась, сильно. А Тиль... он закричал. Ну не закричал, он не мог... Он зашептал. А потом, потом... Побежал к нам. Но не успел.
То что ему удалось разговорить свидетельницу уже было большой удачей, осталось только получить несколько ответов:
- Ты уже очень многое сделала, спасибо. Но ты сможешь описать Его?..
- Он высокий. Выше вас и выше херра Клауса. Черный. И очень, очень страшный - слезы потекли из глаз, и плакала эта малышка совсем по-взрослому - не утирая слез, не всхлипывая. Слезы просто текли двумя ручейками.
Психолог подхватила рассказ, видимо, решив дать девочке оправиться:
- Марта очень дружит с Тилем и еще несколькими детьми. Они похожи по характеру, мы хотели определить их в одну группу. Не плачь, милая, вот, попей - она поднесла и напоила девочку чаем с явным запахом валерьянки. Та, не сопротивляясь, сделала несколько глотков и слезы начали утихать.
- Марта, как он это сделал, он ударил Тиля? Толкнул? Или это произошло будто само?
Успокоившийся было ребенок задрожал от вопроса, будившего страшные воспоминания. Тоненькие руки схватили край пледа так, что пальцы посинели, а стук зубов было слышно, наверное, и в коридоре. Девочка выглядела так, словно нарушала приказ или запрет, словно хотела сказать и не могла. Психолог насторожилась, недобрым взглядом посмотрела на Юнга и спокойным голосом произнесла:
- Марта если ты не скажешь, это ничего. Ты и так очень сильно нам помогла - девочка в ответ начала раскачиваться вперед и назад, в груди её зарождался звук - тоненький, надрывный плач, на границе истерики. Впрочем, эта граница была очень быстро пройдена, ребенок сполз с кресла на пол, забился в судорогах, задыхаясь и продолжая рыдать в короткие промежутки, пока хватало воздуха. Фрау Бергстрем, упав перед ней на колени прижала голову ребенка, предостерегая от травм и закричала:
- Не стойте, недоумок, вызовите врачей немедленно! - и пыталась гладить одной рукой по худому плечу, по растрепанным белым волосам, сама уже едва не рыдая от бессилия.
Скорая приехала очень быстро, психолог уехала вместе с девочкой не успев высказать инквизитору все что она о нем думает. Было жаль не получить ответ на последний вопрос, он слишком поторопился. Размышляя о полученной информации он направился к машине, сказав аколиту следовать за ним.
- Есть новости? Где твой напарник? - Генрих вернулся к привычному деловому холодному тону.
Попрощавшись с охранником он наконец покинул дом.

Согласовано с Voltaire

+1

14

Бергстрем встала совсем рядом, облокотившись на небольшой декоративный выступ на стене спиной, внимательно слушая все, что говорил следователь. Девочка была бледна и явно очень напугана, поэтому женщина была готова на все, лишь бы помочь ей.
- Здравствуй, Марта. Я мистер Шелл, из полиции, и мне очень нужна твоя помощь. - начал Генри мягко, почти ласково. Марта не реагировала. - Тебе сейчас очень тяжело, я понимаю, мне жаль что тебе приходится переживать подобное, и мы с мисс Бергстрем хотели бы облегчить твое состояние, но ты должна позволить нам. - никаких изменений внешне не было, но следователь продолжил - Я здесь ради этого, и ради того чтобы другие дети не попадали в подобные ситуации. - он сделал небольшую паузу ожидая отклик, но девочка только молча смотрела на него. Хоть смотрит - маленькая победа - подумала психолог - Для этого нам всем нужно приложить усилия. Внутри тебя что-то сломалось, и если ты откроешься и покажешь что именно, может мы сможем починить это вместе, чтобы тебе стало легче. - реакция все же произошла, она испуганно замерла - Здесь тебя никто не обидит, все самое страшное позади, но мне нужна твоя помощь, чтобы найти виновника случившегося, чтобы такое не повторилось.
- Где?...- вопрос был еле слышен.
Генри ответил ей аккуратно:
- Пока неизвестно, слишком мало зацепок. Чтобы остановить происходящее нужно понять кто это и зачем он так поступает, ты поможешь мне? - Марта едва заметно кивнула, ее взгляд стал чуть менее стеклянным. - Будет сложно и больно вспоминать, но мы с мисс Бергстрем поможем тебе. - мужчина протянул руку предлагая поддержку, но она не отреагировала, тогда он задал первый вопрос - Ты сможешь рассказать о той ночи?
Глубокий вдох, и совсем тихим и слабым голосом, прерываясь, она начала:
- Я услышала шаги ночью - Сейчас ее глаза казались льдисто-голубыми, прозрачными. То ли игра света, то ли что-то еще. - Он... Тиль стоял на пороге, он... он испугался. Старшие дети дразнились, пугали малышей человеком из Ада. Тиль боялся. Я..
- Все в порядке, ты очень сильная - Юнг начал  подбадривать ее, чтобы история продолжалась.
- Я встала... и увидела... увидела - на глазах ее выступили слёзы
- Все хорошо, все позади, не бойся. - он очень аккуратно коснулся ее плеча, но девочка сжалась под его рукой, как крошечная мышка оцепенела. Плачущий ангел - именно такая ассоциация могла бы придти в голову любому, кто увидел малышку сейчас.
Фрау Бергстрем едва слышно проронила:
- Не трогайте. Не вредите делу, которое так важно для вас. - рука опустилась обратно.
- Он ... он стоял за спиной у Тиля. Потом резко оказался передо мной. И я испугалась, сильно. А Тиль... он закричал. Ну не закричал, он не мог... Он зашептал. А потом, потом... Побежал к нам. Но не успел.
- Ты уже очень многое сделала, спасибо. Но ты сможешь описать Его?..
- Он высокий. Выше вас и выше херра Клауса. Черный. И очень, очень страшный - слезы потекли из глаз, и плакала эта малышка совсем по-взрослому - не утирая слез, не всхлипывая. Слезы просто текли двумя ручейками.
Психолог подхватила рассказ, видимо, решив дать девочке оправиться:
- Марта очень дружит с Тилем и еще несколькими детьми. Они похожи по характеру, мы хотели определить их в одну группу. Не плачь, милая, вот, попей - она поднесла и напоила девочку чаем с явным запахом валерьянки. Та, не сопротивляясь, сделала несколько глотков и слезы начали утихать.
- Марта, как он это сделал, он ударил Тиля? Толкнул? Или это произошло будто само?
Успокоившийся было ребенок задрожал от вопроса, будившего страшные воспоминания. Тоненькие руки схватили край пледа так, что пальцы посинели, а стук зубов было слышно, наверное, и в коридоре. Девочка выглядела так, словно нарушала приказ или запрет, словно хотела сказать и не могла. Психолог насторожилась, недобрым взглядом посмотрела на Юнга и спокойным голосом произнесла:
- Марта если ты не скажешь, это ничего. Ты и так очень сильно нам помогла - девочка в ответ начала раскачиваться вперед и назад, в груди её зарождался звук - тоненький, надрывный плач, на границе истерики. Впрочем, эта граница была очень быстро пройдена, ребенок сполз с кресла на пол, забился в судорогах, задыхаясь и продолжая рыдать в короткие промежутки, пока хватало воздуха. Фрау Бергстрем, упав перед ней на колени прижала голову ребенка, предостерегая от травм и закричала:
- Не стойте, недоумок, вызовите врачей немедленно! - и пыталась гладить одной рукой по худому плечу, по растрепанным белым волосам, сама уже едва не рыдая от бессилия.
Скорая приехала очень быстро, психолог уехала вместе с девочкой не успев высказать инквизитору все что она о нем думает.
В коридоре все еще стоял один аколит,кратко доложивший:
- Ему было нехорошо. Сейчас все в порядке, ждет на улице.
Второй, как и было сказано, ждал их на крыльце. Уже в машине Иэн кратко отчитался:
- В саду ничего. Мы успели добраться до местной церкви, но там сейчас никого. Священник приходит сюда утром. Нашли вот это - он достал из кармана пакет на зип-локе, в котором была красная свечная клякса - все свечи в этом храме - желтые или белые. Больше ничего обнаружить не удалось

0


Вы здесь » Tria Prima » Пригород » Детская деревня